Статьи

«После меня хоть убивайтесь»: чиновники ликвидируют детский туризм

Его зажимают в тиски абсурдных и трудновыполнимых требований

Мы — организаторы детского активного отдыха — становимся свидетелями нехорошей тенденции: работать с детьми делается с каждым годом сложнее. При этом ситуация парадоксальная: казалось бы, прилагается (причем демонстративно прилагается) невероятное количество усилий, чтобы в стране улучшилась ситуация с детьми и детством. Но на деле становится все сложнее. Сложнее настолько, что многие предпочитают за организацию детского отдыха не браться.


Поступают тревожные сигналы из разных регионов страны. Общая идея, под которую подпадают все имеющиеся факты, заключается в том, что детский отдых, особенно все, связанное с выездами, путешествиями, походами и экспедициями, стараются зарегулировать до такой степени, чтобы любому организатору стало ясно: лучше даже не соваться.


«Больше никто никуда не выйдет. Вот я уйду на пенсию, тогда хоть убивайтесь в своих походах». Эта фраза слишком похожа на правду. К сожалению, она не зафиксирована, передана через третьи руки, вынесена удрученными энтузиастами от туризма из чиновничьих коридоров. Чиновники боятся. И как не бояться — если ты, например, глава регионального Роспотребнадзора, а твой коллега из соседней республики под следствием? Ты боишься и находишь поводы запретить, потому что это проще всего, а поводов — масса.


Природа потенциально опасна — всегда и везде. Она опасна для тела ребенка. Но вот ведь парадокс: она весьма целительна для души.


Туризм, активные путешествия, походы — это целая культура, сформированная не одним поколением людей. Это такое же наше достояние, как Академия наук или космические спутники. И о его сохранности, о его развитии стоит беспокоиться в не меньшей степени. В советское время великое множество людей — взрослых и детей — ходили в походы. Во многом это было обусловлено историческим развитием страны, ее закрытостью. Люди не могли выезжать за границу — что плохо, но они осваивали родные края — и вот это уже очень положительный момент.


С уходом этой эпохи в прошлое, с появлением новых возможностей значение активного туризма, как это ни странно, не уменьшилось, а увеличилось. В первую очередь потому, что стремительное развитие благ цивилизации оказало на подрастающее поколение неоднозначное влияние. Ни один вид деятельности не может вырвать ребенка из виртуальной реальности так бескомпромиссно, как поход. К труду и работе над собой приучают и спорт, и творчество, и многое что еще. Но полный отрыв от цивилизации с ее благами и развлечениями возможен сегодня для ребенка только в условиях активного путешествия.


Когда случилась страшнейшая трагедия на Сямозере, началась планомерная кампания по зажиманию активного туризма в тиски трудновыполнимых требований, которая в итоге может привести к тому, что скоро люди будут отказываться даже от семейных походов. Однако, если случилась авария на железной дороге, никому ведь не приходит в голову упразднить РЖД. Все ищут причину аварии, ремонтируют пути, вагоны, повышают квалификацию сотрудников, но никто не отменяет поезда по всем направлениям. А что с походами? Запретил, а убытков-то нет. Ничего страшного, осязаемого не произошло. Но это для людей, мягко говоря, недальновидных. Ты запретил выезд группы — десять детей остались дома. А если ты закрыл палаточный лагерь, то речь идет уже не о десяти детях, а о паре сотен. При этом сегодня не старые добрые времена, когда эти непристроенные дети гоняли бы в футбол во дворе или листали бы тома в отцовской библиотеке. Эти дети застрянут в Интернете. Ученые определяли, что кроме зависимости от алкоголя, наркотиков и табака в сегодняшнем мире существует и четвертая зависимость — от Интернета, и многие считают именно ее самой опасной. И от нее, кстати, уже не спасает и обычный детский лагерь, где всегда можно подзарядить свой смартфон. Вырвать детей из лап виртуальности хотя бы на время можно только в режиме активного путешествия.


Чиновникам, которые принимают законопроекты, так или иначе касающиеся детского туризма, важно просчитать последствия каждого документа, распоряжения на уровне не одного-двух шагов вперед, а десяти. Это сложно. Но на то он и есть, чиновник, — он же не просто получает зарплату в сотни тысяч рублей, не просто ездит на машине с мигалкой, имеет прямую линию с президентом, он же решает судьбы детей. Очень легко взять под козырек, услышав слова президента, что надо разобраться с трагедией на Сямозере. И разобраться так, что не останется ни одного туристского лагеря. Но этого ли хотел президент? Может быть, президент хотел совсем другого? Просчитывают ли чиновники, что в результате закрытия туристских лагерей появится, скажем, сто тысяч детей, которые будут болтаться по городам без дела целый месяц, и вот теперь-то они в самом деле будут в зоне риска? На днях детский омбудсмен Анна Кузнецова озвучила страшную цифру — она была приведена в «МК»: 492 ребенка погибли нынешнем летом во время неорганизованного отдыха.


Тенденция, повторяю, наблюдается весьма печальная. Например, появился запрет вывозить школьников в поисковые патриотические экспедиции, если во время поисков для проживания используются палатки. Почему всегда было можно, а теперь нельзя, хотя палатки стали явно лучше?


Конечно, иное закрытие может быть проведено не столь грубо и прямолинейно, просто люди будут поставлены в условия, когда они не смогут работать. Например, «зооантропонозные инфекции» — группа заболеваний, общих для человека и животных. Этими болезнями люди заражаются от животных, к ним относятся и клещевой энцефалит, и бруцеллез, и бешенство, и многие-многие другие. И вот в целом регионе размером с Францию на протяжении двух лет запрещают проведение палаточных лагерей под предлогом угрозы туляремии.


Энтузиаст и профессионал из этого региона задает вопрос: почему 10–15 предыдущих лет было можно — и никто не болел и все были счастливы, а вот теперь с приходом нового руководителя стало нельзя? И этот возмущенный человек, имеющий громадный стаж работы с детьми, получает такой простенький совет: что ты маешься, подай заявку на палаточный лагерь на территории соседнего региона — там нет этого чудовищного запрета. Тут замечу одну банальную истину: грызуны-то, злостные разносчики туляремии, бегают из региона в регион без всяких запретов, им республиканский Роспотребнадзор до лампочки.


Впрочем, возможно, есть какие-то другие способы решения проблемы. Например, разумная профилактика. Когда в прошлом году мы водили детей в сказочные походы по Крыму, мы получили предписания крымского Роспотребнадзора по поводу опасности укусов клещей в регионе. После долгих переговоров были выработаны рекомендации, среди которых: выкосить лужайку на месте установки палаток, носить перчатки, застегивать манжеты рукавов, брюки заправлять в носки и так далее и так далее. Многие родители согласны были до похода сделать прививку. Роспотребнадзор не стал ничего запрещать, и в результате несколько сотен детей прекрасно и активно отдохнули в горах Крыма. Кстати, каждый из дюжины пойманных клещей был отправлен в лабораторию в Симферополь, которая отлично работала.


Тему и идею запрета нужно срочно переводить в другое русло — в русло конструктивной помощи. Да-да-да, детскому активному туризму следует срочно помочь. Подскажите, существует ли единая база данных по чрезвычайным ситуациям в детском организованном отдыхе? Чтобы организаторы могли учиться на чужих ошибках. Информация, объективная и проверенная, — это основа основ в любом деле.


Помимо этого надо формировать позитивный образ детского активного туризма в противовес закрепившимся в сознании страхам. К сожалению, сейчас в СМИ действуют законы преимущественной подачи негативной информации. В сознании обывателя прочно закрепляется отрицательный образ активного путешествия как рода деятельности, несущего травмы и гибель людей. Это абсолютно кособокая, ущербная картина, потому что миллионы детей получили через участие в походах и путешествиях здоровье, умения, навыки и бесценный опыт. Поэтому одна из самых актуальных задач для нас сейчас — не только стараться соответствовать высоким стандартам безопасности детского отдыха, но и формировать у общественности позитивное отношение к активному туризму.


6 июля 2018 года Д.А.Медведев подписал распоряжение Правительства РФ, определяющее план основных мероприятий до 2020 года, проводимых в рамках «Десятилетия детства», объявленного Владимиром Путиным. В 50‑страничном плане 131 пункт. Детский активный отдых не просто выделен отдельной строкой — ему посвящено более 10% этого долгожданного документа, что внушает определенный оптимизм. Настораживает одно: иногда чиновники на местах под очень аргументированным предлогом могут перекрыть любые президентские инициативы. Вошли ли они вместе со всей страной в десятилетие детства, и если вошли, то как они себе его представляют?

Читайте наши новости первыми - добавьте «МК» в любимые источники.

Матвей Шпаро

 

Сделать сайт на
конструкторе сайтов